« Back

Связь для народа

Российские абоненты вправе надеяться, что разговоры в европейском роуминге, ныне обходящиеся им очень недешево, в обозримой перспективе подешевеют. Российские регуляторы по примеру европейских начали добиваться от операторов снижения роуминговых тарифов. Впрочем, надо отдать чиновникам должное — разобравшись в структуре себестоимости услуги, они присовокупили к требованиям еще и помощь. Ведь чтобы удешевить связь за границей и при этом не остаться в убытках, российский оператор должен убедить понизить тариф своих зарубежных коллег, чьи сети используются для установления соединения. А те очень редко заинтересованы в этом.
 
Во-первых, уж если снижать тарифы, то взаимно, но тогда и выгоду обе стороны должны получать примерно равную. Между тем иностранцы, как правило, ездят в Россию гораздо реже, чем россияне — к ним. Особенно очевидны диспропорции с такими странами, как Турция: туда в 2010 г. съездило около 3 млн россиян, а оттуда в Россию — всего 196 704. Но даже с Китаем, население которого многократно превосходит российское, ситуация принципиально такая же — 2,28 млн россиян против 0,75 млн китайцев (данные Росстата). Вот и получается, что российской стороне снижение межоператорских тарифов выгоднее, чем зарубежной.
 
Во-вторых, на зарубежных операторов давят их собственные регуляторы, вынуждая снижать цены на домашних рынках. И чтобы сохранить выручку, эти компании в ряде случаев завышают тарифы для иностранцев.
 
Директивный роуминг
Самым ярким примером вмешательства государства в тарифную политику сотовых компаний остается Евросоюз (ЕС). Летом 2007 г. операторов, работающих на территории 27 государств союза, обязали радикально — почти на 70% — удешевить звонки во внутрисоюзном роуминге, приблизив их по стоимости к местным вызовам.
 
Если вы приобрели sim-карту в одной из стран — членов ЕС, то до тех пор, пока находитесь в пределах Евросоюза, исходящий звонок на любой европейский номер обойдется вам максимум в 0,39 евро за минуту (оператор гостевой сети заберет из этой суммы максимум 0,22 евро), а входящий — не дороже 0,15 евро. Отправить sms из любой сети на территории ЕС на любой европейский номер стоит максимум 0,11 евро (до 0,04 евро причитается гостевому оператору), а входящие sms бесплатны.
 
Россиянин, выезжая на территорию ЕС, тратит совсем другие деньги (см. врез).
 
Опыт ЕС творчески развил британский регулятор телекоммуникационного рынка Ofcom. Он разработал законопроект, обязывающий сотовых операторов страны — Vodafone, Everything Everywhere (объединение T-Mobile и Orange), O2 и 3 («дочка» гонконгской Hutchison Whampoa) — в следующие четыре года в разы снизить плату за вызовы на свои сети друг для друга, а также для операторов фиксированной связи. Сейчас лидеры британского рынка — Everything Everywhere, O2 и Vodafone — взимают за факт соединения по 4,18 пенса в минуту, а оператор 3 — 4,48 пенса. К апрелю 2014 г. им предписано уменьшить размер этой платы до 0,69 пенса за минуту. Это будет способствовать развитию конкуренции между операторами, надеется аналитик Espirito Santo Уилл Дрейпер. А Ofcom рассчитывает, что снижение межоператорских такс приведет и к удешевлению связи для абонентов.
 
Vodafone и другие лидеры рынка активно протестуют, ведь, по сути, инициатива регулятора сводится к сокращению их выручки примерно на 10%. Доволен лишь крупнейший британский оператор фиксированной связи BT (которому придется меньше платить сотовым компаниям за вызовы «фиксированный — мобильный») и 3. У «дочки» Hutchison меньше всего сотовых абонентов — 6,2 млн, поэтому баланс взаиморасчетов с другими операторами за межсетевые звонки складывается не в ее пользу.
 
Российские реалии
Российские регуляторы до сих пор старались не рубить сплеча: если они и вмешивались в ценовую политику сотовых компаний, то предельно аккуратно.
 
Первым серьезным вмешательством можно считать отмену платы за входящие звонки с июля 2006 г. (переход на принцип «платит звонящий»). Сотовые компании рассчитывали, что взамен Роскомнадзор разрешит им повысить межоператорскую таксу за вызов на их сети (ту самую, которую предписал сократить операторам британский Ofcom), но тот не разрешил.
 
В итоге операторы вышли из положения, отменив посекундную тарификацию, повысив в большинстве тарифных планов стоимость первой минуты разговора и установив фиксированный курс расчетов с абонентами, подписанными на долларовые тарифы (тогда такие еще существовали).
 
О роуминге российские чиновники вспомнили только в начале 2010 г., когда Федеральная антимонопольная служба (ФАС) возбудила дело в отношении трех крупнейших операторов — МТС, «Вымпелкома» и «Мегафона». ФАС установила, что их тарифы на международный роуминг в 2-2,5 раза выше, чем на их же услуги международной связи, и в 3-6 раз выше, чем в ЕС. Значит, речь может идти о монопольно высоких ценах, установленных в результате сговора, предположила служба.
 
Доказать сговор не удалось, а вот предположения ФАС о завышении по крайней мере части тарифов косвенно подтвердились. В конце 2010 г. операторы добровольно снизили цены на роуминг в России и странах СНГ: звонки подешевели в 1,5-2 раза, sms — втрое, а мобильный интернет-доступ — в 2-4 раза. «Мегафон» кроме этого удешевил звонки в некоторых странах за пределами СНГ — Польше, Финляндии, Турции и в государствах Прибалтики.
 
Теперь дело за дальним зарубежьем. В феврале 2011 г. Минкомсвязи инициировало переговоры с властями Евросоюза о присоединении России к директиве ЕС по роумингу. Власти ЕС поручили экспертам разработать предложения, рассказывал министр связи Игорь Щеголев после встречи с комиссаром ЕС по юстиции Вивиан Рединг. Если Россия и ЕС примут двусторонние обязательства, роуминговые тарифы для россиян в странах ЕС «снизятся кратно», говорил Щеголев.
 
Что русскому хорошо, то финну…
 
Российские операторы не против взаимного снижения роуминговых тарифов с Европой. Им это было бы даже на руку, учитывая, что основная составляющая этих тарифов (около 80%) — плата за звонок на гостевую сеть, а россияне ездят за рубеж чаще, чем иностранцы в Россию. Операторы уверяют, что сейчас в некоторых странах платят местным сетям больше, чем берут со своих абонентов, т. е. работают себе в убыток. Пресс-секретарь МТС Ирина Осадчая приводит в пример популярные у туристов ОАЭ и Египет, ее коллега из «Мегафона» Юлия Дорохина добавляет в этот список США, а вице-президент по развитию корпоративного бизнеса «Вымпелкома» Андрей Патока причисляет к «трудным» странам Тунис, Кубу, Узбекистан, Туркменистан и некоторые другие, где действуют очень высокие межоператорские тарифы.
 
В результате средняя рентабельность международного роуминга, например, у МТС — около 20%, в два с лишним раза ниже, чем в целом по компании, говорит Осадчая. Но зарубежные операторы могут и не пойти навстречу инициативе, которая выгодна в основном российской стороне. Поэтому Минкомсвязи параллельно инициировало переговоры с рядом отдельных стран. К маю должны завершиться переговоры с Финляндией — возможно, это ускорит и ход дискуссии с Европой, надеются Патока и Осадчая. Но пока переговоры на ранней стадии, говорит представитель TeliaSonera Сесилия Эдстрем.
 
Есть ли роуминг внутри сети
Но у регуляторов есть и другая инициатива, которая российским операторам категорически не по душе, — полная отмена платы за российский внутрисетевой роуминг, т. е. звонки на номера домашней сети, но из другого региона (в среднем около 10 руб. за минуту). Соответствующий законопроект внес в Думу в январе 2011 г. депутат Максим Коробов, а Минкомсвязи и ФАС его горячо поддержали. В частности, Щеголев назвал внутрисетевой роуминг «моделью, которая пришла из прошлого» и которой «нет места в ближайшем будущем и даже в настоящем». А руководитель ФАС Игорь Артемьев высказался еще жестче: «Никакого роуминга в пределах одной сети быть не может, потому что роуминг — это и есть переключение с сети на сеть».
 
Операторы не спорят с тем, что внутрисетевой роуминг — услуга более прибыльная, чем, например, международный. Ее рентабельность в целом схожа с рентабельностью базовых услуг, говорит Патока, но просит учесть затраты операторов на оплату междугородного трафика и то, что «абсолютное большинство пользователей этой услуги выбирают специальные, намного более дешевые тарифные опции».
 
Еще в августе 2005 г. тогдашнее Мининформсвязи выпустило приказ, запретивший региональным филиалам сотового оператора обмениваться трафиком напрямую: это можно делать только через сеть междугородной связи, напоминает президент Ассоциации региональных операторов связи Юрий Домбровский. Компании «большой тройки» (МТС, «Вымпелком» и «Мегафон») решили эту проблему — построили свои междугородные сети и приобрели операторов, владеющих соответствующими лицензиями, а вот региональные сотовые компании вынуждены включать в стоимость звонка услуги посредников, сетует Домбровский. Хотя, если бы этот барьер отменили, себестоимость звонка, например, из Самары в Саратов измерялась бы несколькими копейками, уверен он. ФАС предложила отменить такую схему пропуска трафика еще в конце прошлого года.
 
В целом роуминг — не самая существенная часть доходов российских операторов: «Мегафон» зарабатывает на нем «не более 2% общей выручки», говорит Дорохина, а вклад роуминга в выручку МТС в 2009 г. (за 2010 г. она еще не отчиталась) составил 9,3%. Но возможное снижение этих цифр операторов, конечно, не вдохновляет. Данных о том, что введение ценовых ограничений в Европе явно сказалось на обслуживании абонентов, нет, признает Осадчая. Но призывает учесть, что в Европе другие принципы предоставления услуг мобильной связи — в частности, распространены долгосрочные контракты. В среднем местные звонки в Европе в три-четыре раза дороже, чем в России: $0,12-0,18 за минуту против $0,04-0,05, приводит Осадчая данные Merrill Lynch. В том числе потому, что в российские тарифы на местную связь не заложена себестоимость роуминга, добавляет Патока.
 
Европейские абоненты в краткосрочной перспективе выиграли от удешевления роуминга, но в долгосрочной возникает риск проблем с международной связью, считает Дорохина из «Мегафона»: европейские операторы приостановили развитие международных сетей из-за недостаточного уровня окупаемости инвестиций.
 
Игорь Цуканов, Александр Силонов